You are here

Максин Астон: "Синдром Аспергера в постели"

Представьте себе следующую ситуацию: как секс-терапевт Вы уже видели Марка и Сару на первичной консультации и теперь работаете с ними на последующем сеансе. Пара год состоит в браке и столкнулась с полным отсутствием интимной близости или сексуального контакта.

Сара отказалась от физической близости с Марком с момента их первой брачной ночи и хотя она всецело предана Марку и хочет, чтобы отношения продолжались, она утверждает, что оказалось, что его прикосновения ощущаются как одновременно болезненные и отталкивающие. По мере того, как Вы дальше исследуйте ситуацию и обсуждаете историю пары, то становится очевидным, что у Сары никогда не было оргазма и ей противно целовать Марка. Она бьётся над пониманием того, почему это так важно для него и почему он не может удовольствоваться мастурбацией.

Какие выводы Вы бы сделали из этого?

Какие стратегии для разрешения парой их проблем Вы бы предложили? Будете ли Вы чувствовать себя комфортно, применяя сенсуальный фокус в терапии этой пары?

Задумались бы ли Вы в какой-то момент о рассмотрении возможности принадлежности Сары к спектру аутизма, в особенности о наличии синдрома Аспергера (СА)?

Если Бы вам было известно, что Сара затронута синдромом Аспергера, знали ли бы Вы наилучший способ терапевтической работы, чтобы помочь этой паре?

В моём исследовании (Aston, 2001) (примечание переводчика: по парам, где один из партнёров аутичен) я обнаружил, что пятьдесят процентов гетеросексуальных и гомосексуальных пар, которые заполнили мои опросники, сообщили, что в их отношениях не было сексуальной активности; фактически, не было чувства привязанности или каких-либо прикосновений или объятий. Это довольно много с учётом того, что некоторые из опрошенных не пробыли вместе и двух лет. Однако, это не вызывает удивлений, когда становится известным, что один из партнёров в этих взаимоотношениях затронут синдромом Аспергера. Синдром Аспергера — это общее расстройство развития, которое затрагивает от 1 из 200 до 1 из 300 людей (Ehlers and Gillberg 1993; Kadesjo, Gillberg and Hagberg 1999). Хотя есть основания полагать, что его распространённость намного выше, особенно если рассматривать количество недиагностированного СА. Он чаще затрагивает мужчин, чем женщин, в соотношении 4 к 1 (Ehlers and Gillberg 1993).

Синдром Аспергера будет влиять на коммуникацию, как вербальную, так и невербальную, социальное взаимодействие и способность мыслить эмпатически. Он также может приводить к навязчивым интересам, потребности в структуре и рутине, моторной неуклюжести и сенсорной чувствительности. Сенсорная чувствительность будет рассмотрена более детально в этой статье и представляет собой область, которая может очень сильно влиять на сексуальное поведение. Сенсорная чувствительность — один из тех симптомов, понимание которого важно для сексотерапевтов.

Коммуникация, понимание состояния другого человека, социальное взаимодействие и эмпатия — очень важные составляющие, нужные для формирования и поддержания отношений. В сексуальных отношениях паре, затронутой синдромом Аспергера, понадобится тип вмешательства и поддержки, очень отличный от того, который обычно предлагается в психосексуальной терапии — вне зависимости от того, является ли пара гетеро- или гомосексуальной. И так, что же секс-терапевту нужно понимать и что будет наилучшей поддержкой и стратегией, которые принесут пользу паре, с которой ведётся работа?

Первая вещь, которую нужно понять — это сам синдром Аспергера. Как он будет влиять на конкретного индивидуума и на взаимоотношения в паре? Иногда я обнаруживаю, что профессионалы могут быть склонны искать или ожидать специфический тип личности, как только они слышат слова "синдром Аспергера". Типичный стереотип часто выглядит как человек, который редко смотрит в глаза, говорит монотонным голосом, является интровертом и одиночкой; это является далеким от реальности. Люди с синдромом Аспергера уникальны и отличаются друг от друга, как и все остальные люди. Все клиенты, которых я вижу, приходят со своими особенностями, характерами и мнениями.

Это может делать выявление и диагностику синдрома Аспергера очень сложной; могут уйти годы для того, чтобы действительно стать более знакомым с тем, что может выглядеть как очень тонкие отличия в том, как человек взаимодействует в терапии. При работе с клиентом с синдромом Аспергера Вы можете ощущать, что чего-то не хватает, что коммуникация не протекает так, как должна была бы. Вы можете обнаружить, что утверждаете очевидное и объясняете то, что, как Вы думали, является довольно ясным и очевидным. Например, необходимость детально объяснять уместность и важность комплиментов и выражения теплых чувств по отношению к их партнёрам, предваряя ими половой акт. Эта концепция может быть нелегка для понимания партнёром с СА, особенно то, почему это так важно для их неаутичных партнёров.

Человек с синдромом Аспергера может быть склонен считать, что тот факт, что он пошёл на работу или выполнил работу по дому — это адекватная демонстрация и доказательство его или её любви. Партнёр с синдромом Аспергера может быть сбитым с толку тем, что несмотря на все старания, его или её партнёр всё ещё чувствует себя недооцененным и критикует за несоответствие своим эмоциональным нуждам или недостатку эмоциональной поддержки. Этот резко выраженный недостаток эмоциональной поддержки и эмпатического понимания будет регулярно возникать перед неаутичным партнёром. Способность человека отвечать эмоциональной взаимностью чувствам окружающих в значительной степени зависит от наличия развитой модели психического. Однако, модель психического — это то, что будет недоразвито у человека с синдромом Аспергера.

Модель психического — это часть мозга, которая обеспечивает способность ставить себя на место другого человека, интуитивно знать, что другой человек чувствует, каковы его потребности, и при этом сохраняя уважительное отношение и понимание тго, что чувства и потребности других людей могут довольно сильно отличаться от собственных. Трудности с чтением "языка тела" партнёра - это предвестник разрыва или непонимания в отношениях между человеком с СА и без него. И важно, чтобы терапевт обладал адекватным пониманием того, что это значит.

К тому моменту, когда ребёнку исполняется три или четыре года, он обычно способен проявить способность применять модель психического. Однако у детей, затронутых синдромом Аспергера, модель психического не начинает развиваться вплоть до возраста от девяти до четырнадцати лет (Happe and Frith, 1995). В результате модель психического не развивается полностью или не работает корректно, что может быть по своей природе похоже на эффект от дислексии. Наличие дислексии не означает, что человек не может читать, писать или произносить слова по буквам, это означает лишь, что эти задачи могут быть более сложными для него. И наличие СА не означает, что человек не может общаться, социально взаимодействовать или эмпатировать, это лишь означает, что этого будет труднее достичь и анализ социальных ситуаций может осуществляться мозгом не теми путями, которые используют неаутичные люди.

Исследования показали, что когда взрослому с СА задают вопрос, который требует использование модели психического, то для нахождения ответа активируется не та часть мозга, которая ответственна за модель психического; вместо этого работает логическая часть мозга (Carter, 1998). Это означает, что когда кто-то с СА пытается понять всё с помощью логической части своего мозга. И хотя логика прекрасно работает для логичных вещей, люди не всегда логичны, особенно когда они находятся в романтических взаимоотношениях и задействованы чувства. Этот аспект постановки себя на место другого человека очень сложен для человека с СА и пока если его или её партнёр не пожелает выразить словами и объяснить свои чувства, он (аспект) будет либо полностью упущен, либо неправильно понят.

Сексотерапия в целом подчиняется логике и ориентирована на поведение. Многие мои клиенты с СА очень сильно хотят научиться новым видам поведения для того, чтобы сексуально возбудить и удовлетворить своих партнёров, особенно если они включают в себя действия, а не слова. Однако аутичный партнёр будет испытывать сложности с элементами интимного поведения, которые требуют эмпатии и развитой модели психического. Такие как правильный выбор времени, чувствительность к эмоциям другого человека и уважение того факта, что потребности партнёра могут отличаться от собственных. Например, когда клиентка во время сессии сексотерапии утверждала, что у неё ни разу не было оргазма на протяжении двадцати лет супружества, её партнёр отвечал довольно убедительно, говоря: "Ничего страшного, дорогая, у меня всегда был оргазм!". Он совершенно не понимал значимость того, что она говорила, и как она от этого себя чувствовала, т.к. он был вполне удовлетворён их занятиями любовью и не мог понять, почему она видит в этом проблему.

Если у Вас есть понимание состояния другого человека, тогда легко догадаться, что этот ответ не был ответом мужчины, ведущего себя эгоцентрично, и его реплика не была грубой или бесчувственной, напротив, на самом деле она была достаточно честной и невинной.
Просто его супруга первый раз сказала об этом и он не знал то, что это её печалило.

Вам придётся быть очень ясным и прямолинейным с Вашим клиентом с синдромом Аспергера и в то же время также учить аналогичной прямоте его/её партнёра. Важно никогда не делать предположений и не воспринимать как должное то, что клиент с синдромом Аспергера понимает, что Вы от него хотите. Например, одна жена сказала, что её разочаровывает то, что её муж никогда не говорит ей ничего приятного во время секса и она чувствует себя нежеланной и воспринимаемой как та, которая никуда не денется. Терапевт посоветовал в следующий раз, когда они будут заниматься любовью, он польстил ей и сказал ей что-нибудь милое. Терапевт добавил, что это должно быть чем-то, о чем муж уже упоминал, и искренним.

Когда супруги пришли на следующий приём, терапевт спросил, сумел ли он сказать что-нибудь приятное своей жене, он проворчал в ответ, что это ничего не изменило. Когда его спросили, что он сказал, его жена ответила, что он сказал ей, что он думает, что она восхитительно готовит! К счастью, глядя на эту ситуацию в ретроспективе, понимание природы СА позволило как его жене, так и терапевту увидеть и смешную сторону этой ситуации. Ситуация была разрешена совместной работой, которая обеспечила ему дуракоустойчивый список вещей, которые бы он мог сказать жене для того, чтобы сделать ей приятно. Разумеется, это он определял, какие стороны его жены он находит желанными, и ему была оказана помощь в том, как бы он мог выражать их романтическим путём.

Романтика — это та самая вещь, которой может недоставать в сексуальной стороне отношений и это может со временем оказывать пагубное действие на их качество или готовность как одного, так и другого партнёра участвовать в занятиях любовью. Партнёром с СА часто не осознаётся, что сексуальные действия должны предваряться эмоциональной близостью и отсутствие этого может привести к тому, что их партнёр откажется от занятий любовью. И в итоге половая жизнь сходит на нет.

В моей книге "The Asperger couple's workbook" (Aston, 2009) я обсуждаю это, используя "список ухажёра". Это может быть дуракоустойчивым списком, который может быть использовать партнёрами с СА как руководство для помощи им в том, что говорить и делать. Этот список является тем, что пишется парой вместе и даст партнёру с СА ощущение безопасности в знании того, что он или она вряд ли сделает что-то не так.

Иногда я сталкиваюсь с парами, которые вообще не живут половой жизнью и зачастую из-за клиента-мужчины с синдромом Аспергера, который тотально отстранился от физической стороны взаимоотношений. Иногда это происходит из-за того, что он чувствует постоянную критику своей партнёрши и в результате этого теряет влечение к ней или нему. В некоторых обстоятельствах партнёры с СА могут неправильно понять намерения своих партнёров, приведя к чувству, что они не удовлетворяли их сексуально. Например, предложение попробовать новую позу в сексе может быть воспринято как личная критика их текущей техники. Такого рода острой реакции можно избежать в терапии если эти сообщения исходят от терапевта, а не от неаутичного партнёра, и это позволит получать информацию на намного менее личностной основе.

Занятия любовью могут быть очень важными для некоторых клиентов-мужчин с СА, т.к. они чувствуют, что это — единственный способ, которым они могут по-настоящему выразить свою любовь и нежность к своей партнёрше. Занятия любовь — это больше о действиях, чем о разговорах, и они потратят массу времени на то, чтобы делать это правильно. В какой-то момент они читают о техниках и стратегиях, способных удовлетворить их партнёров, в итоге приводя к ситуации, когда их партнёры могут говорить о том, что это самый лучший секс, который был в их жизни. Это может быть чудесным временем и пара может почувствовать себя в сексуальной гармонии. Однако, партнёр без СА может в этой ситуации вдруг понять, что процесс занятия сексом не меняется и один и тот же паттерн повторяется снова и снова, до тех пор, пока неаутичный партнёр скажет, что желает попробовать что-нибудь ещё. В ответ на это аутичные люди могут почувствовать, что их обвиняют или критикуют и что его или её изначальная честность — под вопросом. Очень важно, чтобы в отношениях между людьми с СА и без СА в половой жизни не устанавливалась рутина и неаутичный партнёр мог бы предлагать вносить изменения в процесс занятия любовью, чтобы не дать стереотипам и рутинам взять вверх.

Я обнаружил, что для преодоления этого и внесения новизны в половую жизнь пары может быть использована стратегия в виде упражнения, в котором во времени занятий любовью каждый будет говорить то, что он или она в точности хочет от своего партнёра. Это подразумевает нахождение парой безопасного места для секса, где их никто не побеспокоит. Начав полностью одетыми, каждый по очереди говорит, что хочет от другого человека. Иногда запросы могут быть довольно неожиданными для другого партнёра. Например, один человек всегда предполагал, что их партнёру с СА нравились прикосновения к грудям и воспринял как весьма неожиданное то, что партнёр с СА не попросил этого, что приводит нас к другой очень важной области, о которой должен быть сведущ секс-терапевт, работающий с парой, где один или оба партнёра затронуты СА.

На сенсорную чувствительность впервые обратил внимание Ганс Аспергер в 1944 году (Asperger, 1944, 1991), внимание к этой сфере всё больше возрастает и она может быть очень проблемной для людей с СА. Сенсорная чувствительность может вызывать как недостаточную, так и избыточную реакцию на стимулы, воздействующие на пять чувств, которые включают слух, осязание, вкус, обоняние и зрение. Ощущения играют ключевую роль в половом акте и обычно усиливаются с течением времени. Ощущения играют ключевую роль в возбуждении и оргазме и стимулирование партнёра ласками и прикосновениями формирует основу сенсуального фокуса в секс-терапии. Это - частая стратегия, используемая терапевтами, чтобы позволить паре лучше узнать тела как друг друга, так и свои собственные, и при этом уводя внимание от проникновения.

Прикосновения или специфический вид прикосновений вроде легкого поглаживания или щекотки, может быть ощущаться человеком с синдромом Аспергера как нечто очень неприятное или даже болезненное. Это может затрагивать любую часть тела. Например, у одних это могут быть руки, у других — груди, клитор или пенис. Некоторым клиентам, с которыми я работал, очень сложно сказать своим партнёрам, какие ощущения они испытывают от прикосновений, что приводят к тому, что они вовсе избегают их. Это может вызывать непонимание неаутичного партнёра и чувство отвержения или противостояния, когда их партнёр отстраняется от них или не даёт себя раздевать.

Судя по моим наблюдения, сенсорная чувствительность, по-видимому, затрагивает подобным способом чаще женщин, чем мужчин и часто наиболее сильно затронуты такие части тела, как соски или клитор. Часто они понимают, что это те самые места, которые их партнёр любит трогать, и отсутствие возбуждения или отвержение при прикосновениях к этим местам вызывает то, что они чувствуют себя фригидными или неадекватными.
Одной из клиенток с СА сказали во время занятия сексом, что она — странная и её обвинили в том, что она не "настоящая женщина", потому что она отталкивала руки партнёра прочь от своей груди. Такие бесчувственные и жестокие реплики могут быть очень повреждающими и приводить к тому, что человек с СА чувствует себя неадекватным и низкую самооценку. Когда я встретил эту клиентку с её теперешним партнёром, сексуальная сторона отношений сошла на нет, т.к. она чувствовала, что не может сказать партнёру, как болезненно она ощущает прикосновения к соскам во время занятия любовью. Она боялась, что её партнёр будет как-то не так реагировать или осуждать её, как это уже имело место ранее в её жизни.

Когда её партнёр понял, что это было из-за синдрома Аспергера, а не из-за нежелания быть вместе с партнёром, то это полностью изменило взаимоотношения. Оба оказались способными двигаться вперёд и иметь удовлетворительные сексуальные отношения, которые подходили обоим. Аналогично гиперчувствительности также может иметь место и гипочувствительность и это может вызывать сложности с оргазмом как у мужчин, так и у женщин с синдромом Аспергера. У некоторых мужчин такой зоной может оказаться пенис и для них проникновение может оказаться недостаточно тесным или жестким, чтобы достичь оргазма и они начинают предпочитать мастурбацию, которая может позволять им добавить столько давления, сколько требуется.

Одна стратегия, которую я нахожу полезной для мужчин с СА с гипочувствительностью пениса и у которых партнёр-женщина, это когда партнёрша помещает свою руку или руки перед входом в вагину. Это проще всего достигнуть в миссионерской позе. Партнёрша может сжимать его пенис, формируя окружность своими пальцами во время проникновения, чтобы дать ему дополнительное давление, в котором он нуждается. Поддержка пар, для которых сенсорная чувствительность является проблемой, может быть довольно сложным для секс-терапевта, но если пара желает пытаться её решить, то она определенно не относится к непреодолимым или не поддающимся проработке вопросов.

Другие области, в которых партнёр с СА может остро реагировать, связаны с вкусом и запахом, два чувства, которые связаны друг с другом. Я обнаружил, что женщины с синдромом Аспергера особенно часто гиперчувстительны в этом плане. Эта чувствительность может проявлять себя в разных формах, это может быть тотальным отвращением ко вкусу телесных жидкостей, включая, возможно, слюну. Этот тип отвращения может приводить к отказу целоваться и опять же приводить к тому, что неаутичный партнёр воспринимает это как очень сильное отвержение. Также это может быть запахом тела другого человека, возникающим при занятии сексом и который партнёр с синдромом Аспергера находит неприятным и только при открытом исследовании в безопасной обстановке эти причины откроются. Эти реакции может быть сложно изменить; они очень реальны для человека с синдромом Аспергера, и они могут ощущать, как жестокость то, что их заставляют пробовать на вкус или нюхать то, что отталкивающе для них. Пытаясь преодолеть их чувствительность и/или отвращение к запаху или вкусу своих партнёров люди с СА могут пытаться "вылечить" это проверкой того, чтобы их партнёры и/или они сами всегда мылись перед интимным контактом. Эта потребность в чистоте своего партнёра перед интимным контактом может стать навязчивостью для человека с СА.

Одна дама объясняла, как перед каждым походом в кровать её партнёр с СА спрашивал, приняла ли она душ и почистила ли она зубы. После занятия сексом её просили немедленно выйти из кровати и помыться. Весь опыт сексуальной жизни стал абсолютно клиническим и когда её партнёр с СА пришло в кровать, одев латексные перчатки, чтобы сохранять свои руки чистыми, она наконец поставила на этом точку и настояла на совместном визите к сексопатологу. В то время она не знала, что у её партнёра есть СА, и они оказались достаточно удачливыми чтобы увидеть терапевта, который выявил причины и порекомендовал им обратить внимание на синдром Аспергера, чтобы увидеть, распознали ли они его влияние. К счастью, они прислушались, пошли на диагностику СА и теперь работают вместе над своими отношениями.

Для многих пар открытие синдрома Аспергера может быть той вещью, способной повлиять на то, оставаться вместе или расходиться. Я получаю всё больше сообщений от пар, которые были достаточно удачливы в выборе такого терапевта, который знал о СА и понимал его и был способен указать паре правильное направление. Если терапевт предполагает, что у клиента депрессия или дислексия, то он, надеюсь, сможет повести клиентов в нужную сторону, и нет никаких причин, по которым в случае синдрома Аспергера ситуация должна быть иной. Наша задача как терапевтов — быть полезными для наших клиентов и давать им наилучший из возможных шансов на улучшение их взаимоотношений. Сексуальность человека — это один аспектов того, кто он есть. Когда синдром Аспергера обнаружен и понят, люди и их партнёры могут действительно начать понимать друг друга и вместе работать над ростом интимности в отношениях.

Библиография

  • Asperger, H. (1944) Die 'Autistischen Psychopathen' im Kindesalter, Archiv für Psychiatrie und Nervenkrankheiten, 117, 76-136.
  • Asperger, H. (1991) (1944) Autistic psychopathy in childhood. In U. Firth (ed.) Autism and Asperger Syndrome. Cambridge: Cambridge University Press.
  • Aston, M.C. (2001) The Other Half of Asperger Syndrome. London: National Autistic Society.
  • Aston, M.C. (2003) Aspergers in Love. London: Jessica Kingsley Publishers.
  • Aston, M.C. (2009) The Asperger Couple's Workbook: Practical Advice and Activities for Couples and Counsellors . London: Jessica Kingsley Publishers.
  • Carter, R. (1998) Mapping the Mind. London: Weidenfeld and Nicolson.
  • Ehlers, S., and Gillberg, C. (1993) The Epidemiology of Asperger Syndrome A total population study, Journal of Child Psychology and Psychiatry, 34,.1327-1350.
  • Gillberg, C. (1991) Clinical and Neurobiological Aspects of Asperger Syndrome in Six Family Studies., In U. Frith. (ed.) (1991) Autism and Asperger Syndrome. Cambridge: Cambridge University Press.
  • Happe, F. and Frith, U. (1995) Theory of Mind in Autism. In E. Schopler and G.B.Mesibov (eds.) Learning and Cognition in Autism. New York: Ptenum Press.
  • Kadesjo, B., Gillberg, C., and Hagberg, B. (1999) "Brief Report: Autism and Asperger Syndrome in Seven-year-old Children: A Total Population Study", Journal of Autism and Developmental Disorders, 29 (4), pp.327-331.

Представленный выше материал — перевод текста Aston. M.C. Asperger Syndrome in the Bedroom.

Комментарии

Комментарий: 

Спасибо за предоставленный материал!

Однако у меня возникли несколько вопросов для обсуждения изложенного мнения специалиста.

В первую очередь, у меня вопрос по определению модели психического:
"Модель психического — это часть мозга, которая обеспечивает способность ставить себя на место другого человека, интуитивно знать, что другой человек чувствует, каковы его потребности, и при этом сохраняя уважительное отношение и понимание тго, что чувства и потребности других людей могут довольно сильно отличаться от собственных. Трудности с чтением "языка тела" партнёра - это предвестник разрыва или непонимания в отношениях между человеком с СА и без него."
Если у всех нейротипичных людей (ведь у них правильная "модель психического") "сохранется уважительное отношение и понимание тго, что чувства и потребности других людей могут довольно сильно отличаться от собственных" - то почему для неаутичных родителей и партнеров так болезненно принять факт различных чувств и потребностей _в настоящий момент_ между ними и аутичным человеком?
"Трудности с чтением "языка тела" партнёра" приписываются только аутичным людям, но разве в описанном примере Марк обратил внимание, что его партнерша испытывала боль и дискомфорт от его прикосновений?
Нет, он не заметил вообще, что чувствовала при их первом сексе Сара и как она реагировала - и секс-терапевт принимает его сторону, считая это игнорирование реакции партнера нормальным.

Наконец, главный вопрос, который у меня вызывает определение модели психического в рамках этой статьи: "часть мозга, которая обеспечивает способность ставить себя на место другого человека, интуитивно знать, что другой человек чувствует, каковы его потребности"
В гетеросексуальном сексе мужчина никаким образом не способен представить себя на месте женщины и знать ее чувства и потребности в текущий момент - из-за разницы в физиологии и объективно различного опыта между впихиванием в партнера части своего тела и размещения внутри своего тела впихиваемой части тела партнера (причем - с возможными травмами промежности, которые у женщин во время секса происходят чаще, чем у мужчин).
Каким образом "модель психического" позволяет одному партнеру "интуитивно знать", если, в соответствии с приведенным здесь же опытом, логическое мышление не используется?
Ответа может быть два:
1) реальная телепатия как чтение мыслей и чувств партнера в настоящем времени
2) набор стереотипов, какие эмоции должны быть у человека в какой ситуации, и какими должны быть убеждения и желания человека в какой ситуации - в полном отрыве от внимания к поведению, состоянию и чувствам конкретного индивида, с которым человек находится в настоящий момент (иначе работала бы логическая часть мозга - на сопоставление текущей информации о партнере с уже имеющимся данными)
Насколько мне известно, телепатия как связь разумов наука не подтверждает. Да и никаких войн бы на планете не было, если бы подавляющее большинство людей были способны понимать телепатически друг друга.
Таким образом, остается единственная трактовка "модели психического", как свода правил социальной игры, например покера, где смысл взаимодействия сводится к тому, чтобы добиться своей цели, "обманывая, льстя и поддразнивая" партнера и игнорируя его реальные чувства и язык тела, потому что в соответствии со стереотипами партнер должен чувствовать себя польщенным и заинтересованным (это я цитирую методы воздействия из статьи Ута Фрита: "Аутизм и «модель психического»", где ложь, поддразнивание и лесть названы "обычными социальными навыками", которых аутичные люди не понимают).
Я воспринимаю такое отношение к себе как унижающее и агрессивное, даже если ведущий себя таким образом человек считает себя дружелюбным и проявляющим внимание с целью более близкого знакомства. И даже если окружающие люди поддерживают его мнение на этот счет, а не мои чувства и мнение.

Теперь я хочу перейти к основной теме статьи - а именно сенсорным особенностям, на примере анализа мною моих собственных.
Кожа человека и нервные окончания в ней имеют множество функций, и первая из них - защитная. Человек обычно вздрагивает при случайном непредвиденном прикосновении стебля растения, ветки дерева, насекомого, другого человека (если не видит его приближения). Мозг расценивает касание посторонних предметов как возможный источник опасности и все получаемые ощущения неприятны.
В состоянии, которое сознание и нервная система регистрируют как безопасное - то есть в отсутствие нападения, мозг может переключиться на то, чтобы ощущения нервных окончаний кожи воспринимались для получения интересующей желательной информации.
Я очень люблю прикасаться: к листьям растений, к траве, перебирать пальцами песок, люблю ощущения обтекания моего тела водой, когда я плаваю в море - когда нахожусь в отпуске, вдалеке от напряженных рабочих отношений с начальниками и коллегами, не связанная никакими социальными обязательствами на весь период моего отпуска.
Однако в своей привычной обстановке, в период моей работы, я очень остро воспринимаю и избегаю любых прикосновений к себе, кроме прикосновений моих друзей: людей, которые на протяжении нескольких лет оказывают мне эмоциональную поддержку в периоды моих экстремальных переживаний (ошеломления и растерянности или радости), которые не обесценивают и не унижают меня, даже когда не согласны с моими решениями.
Но даже с моей подругой, когда я только встречаюсь с ней. я чувствую себя напряженно - и лишь в процессе нашего общения, с рассказом каждой из нас о своих событиях и переживаниях и взаимной поддержки, я чувствую, как мое напряжение ослабевает и объятие подруги становится для меня желанным и приятным.

Я считаю, что напряжение человека, возникающее когда в его близкое пространство входит человек, считающий себя вправе лгать и высмеивать - совершенно адекватная реакция.
То, что человек называет себя "близким" (в юридических терминах - супруг или родитель), - это, по моему мнению, налагает дополнительную ответственность быть бережным и внимательным к тому, кто юридически ограничен в праве отстраниться от причиненной боли.
Я также не понимаю, что если "ложь, поддразнивание и лесть" - это "обычные социальные навыки", то где проходит грань между _использованием_индивидом_лжи_ по отношению к другим как социальным навыком и _обнаружением_индивидом_лжи_ по отношению к себе, что становится причиной его обиды или ярости - вплоть до применения насилия в отношении обманувшего?

Комментарий: 

"почему для неаутичных родителей и партнеров так болезненно принять факт различных чувств и потребностей _в настоящий момент_ между ними и аутичным человеком?" - потому, что это принятие односторонее. Нейротипики могут принять особенности людей с СА, а вот обратного принятия не происходит :( Мой, теперь уже бывший, партнер с СА просто не мог принять мою эмоциональность, она была для него маркером моей ущербности, нелогичности, неправильности. Для него существовало только 2 точки зрения - его и неправильная. Таким образом, мне нужно было понимать и его точку зрения, и свою (а иногда ещё и других людей в общей ситуации), а он руководствовался только своей, игнорируя мои чувства. Если что-то не совпадало, я _всегда_ была неправа с его точки зрения.

Это очень сложно, для сохранения отношений я вынуждена была подстраиваться под его рутины, его мировоззрение, его особенности, его категоричность - а он под меня не подстраивался никогда. Как будто бы я "вливала" в отношения свою заботу и понимание, не получая от него ни одного ни второго в ответ. Это эмоционально истощает. А когда я пыталась обсудить проблемные вопросы, показывая, где он был не прав, он мог просто лгать, глядя мне в глаза, утверждая, что это всё неправда, и я не так его поняла (хотя в каких-то моментах были даже письменные свидетельства). Он вообще не мог принять идею, что где-то был неправ и нужно извиниться и как-то загладить ущерб.

Конечно, есть и плюсы - он по умолчанию был верен, почти ничего от меня не требовал (правда, почти ничего и не давал) - его всё (или практически всё) устраивало - но только пока я подстраивалась под его "правила жизни". Обратной подстройки не происходило никогда. И заботился он только о себе и своих интересах, не принимая во внимание мои, в то время как я пыталась удовлетворять и свои потребности, и его. То есть, получается, что мы оба любили одного человека - его.

Нужно быть очень самодостаточным, чтобы продолжать жить с человеком, который никогда не пытается хотя бы признать (если не понять) эмоции партнера, разделить (несовпадающие с его собственными) интересы партнера, принять факт, что другой человек может иметь другую точку зрения, и она не обязательно неправильная.

Комментарий: 

По поводу лжи и высмеивания я полностью с вами согласна, сама не люблю такие социальные игры и не подпускаю к себе обесценивающих, высмеивающих и нечестных людей. В близком пространстве могут быть только бережные люди. Это ещё одна из причин, по которой мы расстались - хотя высмеивания и не было, но ложь и обесценивание присутствовали, ложь - редко, а обесценивание - практически всегда, когда я высказывала свою точку зрения, если она отличалась от его точки зрения.

Subscribe to Comments for "Максин Астон: "Синдром Аспергера в постели""