You are here

Айман Экфорд: "Культура и нейроотличия"

1.
Я против расизма. Но ещё я против того, чтобы сам факт моего существования и существования людей, похожих на меня, считали расизмом.

2.
В последнее время в феминистских группах стали появляться статьи, направленные против расизма. Вначале мне это очень нравилось, пока я не осознала, что некоторые идеи в этих группах являются лишь ещё одной формой угнетения. Я сейчас говорю про многие посты о "культурной апроприации", и о ситуациях, когда участники групп, при поддержке администрации, утверждают, что человек не может принадлежать к той культуре, в которой он не родился.
Эти заявления являются не только игнорированием чужого опыта — они являются крайне эйблистскими, потому что механизм формирования культурной принадлежности напрямую связан с нейротипом человека.

3.
Что такое "русская социализация?" Как она появляется?
Человек живёт на куске территории под названием Россия, и от этого становится русским?
Но что будет, если вы сейчас, скажем, поедете в Эфиопию и проживёте там несколько лет — станет ли ваша социализация от этого эфиопской?
Я в этом сильно сомневаюсь — во всяком случае, я слышала, что культурную "социализацию" обычно получают в детстве. И для того, чтобы ее получить, недостаточно жить на определённом куске территории — для этого необходим механизм подражания.

Я никогда не понимала, как подобный механизм работает у людей, поэтому попробую объяснить его на примере котят.
Котёнок повторяет движения и модели поведения за мамой кошкой. Если котёнка рано забрали от кошки, он может начать копировать поведение хозяина-человека. Например, пытаться залезть в ванну вместе со своим хозяином, покусывать человека за нос, если сам человек в шутку покусывал за нос его. Иногда котёнок будет даже принимать те же позы, которые принимает его хозяин.
Подобный механизм есть у всех (или почти у всех) нейротипичных детей. Они наблюдают за своими родителями и окружающими взрослыми, и автоматически копируют их речь, гендерные и культурные нормы, представления о приемлемом и недопустимом, манеру поведения и другие подобные вещи. По сути, эти вещи и являются основой культуры. Поэтому, подражая за русскими родителями, ребёнок становится русским, а за французскими родителями — французом. При этом национальность и культура биологических родителей здесь не имеют значения — как и котёнку, ребёнку не обязательно копировать поведение именно биологических родителей. Он подражает тем взрослым, которые есть рядом. Именно поэтому у приёмных детей, которых удочерили в раннем возрасте, чаще всего, будет культура их приёмных родителей или опекунов.
Фактически, культура большинства людей обусловлена тем, с кем именно они жили в одном помещении в детстве.

4.
Как известно, многие аутичные дети не играют в имитацию бытовых ситуаций, либо вообще не играют в сюжетно-ролевые игры — это "неумение играть правильно" является одним из возможных следствий отсутствия нейротипичного механизма подражания. Другим возможным следствием может быть то, что человек не усваивает доминирующую культуру.
Значит ли это, что он превращается в "Маугли"? Вовсе нет!
Оглядитесь вокруг — вокруг нас полно данных из самых разных культур!
Если представить все культурные нормы, традиции и привычки кубиками, то мы живём среди перемешанных частей разных конструкторов.
Из всех этих частей нейротипичный ребёнок построит "тот самый домик, который нарисован на коробке" — он почти полностью скопирует культуру своих родителей, не заметив всего остального.
Вероятнее всего, он не заметит, что в этой мешанине кубиков есть не только кубики с доминирующими культурными нормами (например, кубик о том, что надо "верить в Бога") — а и "бонусные кубики", которые могут появиться сами по себе. Эти кубики появляются через отрицание доминирующих культурных норм (ведь если в Бога можно «верить», значит в него можно и "не верить" — до этого может додуматься даже трёхлетний ребёнок, который никогда не слышал слова "атеизм"). Ещё есть кубики с тем, что считается в обществе странным, с тем, что в обществе не распространено и с тем, что считается в обществе диким.
Но при этом в этой мешанине из кубиков достаточно деталей для того, чтобы сформировать свою собственную культуру. Вероятность, что аутичный (или любой другой нейроотличный ребёнок) сформирует свою собственную культуру, довольно велика. Она может совпадать или не совпадать с любой существующей в мировой истории культурой, либо быть смесью нескольких культур.

5.
Я родилась в Восточной Украине.
Я осознала, что существует отдельная украинская культура, не похожая на российскую, только после Майдана. Но при этом я до сих пор не могу отличить культуру восточной Украины от, например, культуры Санкт-Петербурга или города Гаврилов Посад из Ивановской области. При этом я с лёгкостью могу отличить культуру афганских пуштунов от культуры афганских узбеков.
Среди моих предков были русские, украинцы, греки и евреи. Причём среди моих предков больше всего было русских. Практически все в моей семье считают Россию либо СССР своей Родиной, а себя называют русскими.
И в моей семье практически все не понимают или недолюбливают США, а то и вовсе их ненавидят.

Моя культура скорее американская. Во всяком случае, американская культура всегда была мне ближе и понятнее, чем какая-либо ещё.
Иногда на моей культуре оставляли отпечаток те культуры, которыми я сильно интересовалась — фактически, мои специальные интересы. Но ни одна из них не была мне настолько же близкой, как американская, как бы хорошо я не училась понимать эти культуры. Американская культура просто "моя" — естественная и постоянная, она всегда идёт фоном.
В американской культуре мне были понятны мелочи и нюансы, которые моим знакомым кажутся дикими, но при этом российская культура для меня по-прежнему является чем-то странным, чуждым и экзотическим.
Правда, в моем культурном восприятии есть один нюанс — религия достаточно много для меня значит, и она тоже наносит определённый отпечаток на моё восприятие культуры. Поэтому я называю себя американской мусульманкой.

6.
Я расскажу о своей культуре в следующем посте. Люди, которые считают, что человек не может чувствовать свою принадлежность к другим культурам и что восприятие, подобное моему, является оскорбительным для национальных меньшинств, обычно ссылаются на личные истории представителей этих меньшинств. Я тоже хочу рассказать очень личную историю — историю своей культуры и своей дискриминации.

А пока я хочу сказать о том, что моя религиозная и культурная идентичность не является менее значимой, чем ваша.
Я действительно выбрала свою культуру — и я её не выбирала. Она сформировалась, так же, как и ваша, но сформировалась на основании моих склонностей и получаемой мною информации, а не на основании механизма подражания.

В той среде, в которой я выросла, большинство людей ненавидят США и с большой настороженностью относятся к мусульманам. Поэтому я не просто верю, что человек может принадлежать к маргинализированной культуре, в которой он не родился — я живое подтверждение этому.
И точно так же, как я могу быть американкой, какой-то другой человек может быть индейцем, родившись в белой американской семье, или пакистанцем-пуштуном, родившись в семье русских. И, вероятно, для этих людей будет удобнее, приятнее и естественнее выбирать вещи, связанные с их культурами, чем вещи, которые относятся к непонятной им доминирующей в их регионе культуре. Именно это основная и самая главная причина моих конфликтов с людьми, которые выступают против культурной апроприации — они никогда не делают скидку на то, что рядом могут быть люди, для которых это не будет апроприацией. Есть другие претензии, связанные, например, с тем, что я поддерживаю популяризацию дискриминируемых культур (в том числе и аутичной культуры и культуры инвалидности) но это не главное.

Главное то, что запрещая людям говорить о своей культурной идентичности, сокрушаться по поводу того, что их внешность не соответствует их представлениям о себе, использовать атрибуты близкой им культуры, вы лишаете их права быть собой. Вы вынуждаете их мимикрировать под чуждую и неблизкую им культуру. Вы вынуждаете их к притворству или к затворничеству. Это вдвойне мерзко от того, что многие люди, принадлежащие не к той культуре, в которой они родились, являются нейроотличными, а именно затворничество или притворство наше общество часто требует от инвалидов, так что из-за вас эти люди сталкиваются с двойным давлением.
И если какой-то человек не выдержит подобных требований, которые повсюду на него сыплются, и покончит с собой, в этом будет частично ваша вина. Кровь будет на ваших руках.

Другие статьи на тему "КУЛЬТУРНАЯ И ЭТНИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ" авторства Айман Экфорд и переводные можно прочесть на сайте "Нейроразнообразие в России".

Комментарии

Комментарий: 

Такие статьи может писать только человек, который хорошо понимает, что такое культура и как она формируется. Для этого нужно иметь культурологическое и/или социологическое образование. И уж точно такое не могут писать люди, которые такими "статьями" пытаются оправдать то, как они присваивают себе элементы других культур.

Subscribe to Comments for "Айман Экфорд: "Культура и нейроотличия""