You are here

Отличия гендерной идентичности аутистов — сопротивление социальной схеме?

Предпосылки

Взаимосвязь между гендерной идентичностью, не соответствующей приписанному полу, и состояниями аутистического спектра (в совокупности обозначенными здесь как "САС") изучалась преимущественно путём подбора выборки, состоящей из гендерно-вариативных и трансгендерных лиц через клиники гендерной идентичности (Pasterskietal, 2014; deVriesetal, 2010; Skagerberg, DiCeglie & Carmichael, 2015) либо Интернет (Kristensen & Broome 2016, Jonesetal, 2012). В основу объяснения этой корреляции были положены многочисленные гипотезы: от спорного предположения Уильямса, Алларда и Сирса (1996), что сенсорные отличия и ограниченные повторяющиеся интересы могут привести к тому, что мужчины с аутизмом будут поглощены целым рядом вещей, "преимущественно характерных для женщин" (и что это на самом деле не является "истинной трансгендерностью"), до более простого предположения Ансары и Гегарти (2011), что большая склонность аутичных людей к прямоте и меньшему обычного приданию значения социальным нормам просто повышает вероятность того, что они будут раскрывать свою идентичность, несмотря на преобладание цисгендерности и трансфобии в обществе. Дискуссия вокруг этиологии аутизма и дискуссия по гендерным вопросам в аутизме (включая транс* гендеры, но не ограничиваясь этим) значительно пересекаются, но потенциальные выгоды для исследований от этого пересечения пока относительно мало задействованы.

Цели

В этом исследовании мы изучаем долю гендерных идентичностей, не совпадающих с приписанным полом, в большой выборке аутичных взрослых, а также то, отличается ли у них и насколько выраженность аутизма (Autism Quotient, AQ — "Коэффициент аутизма") и сенсорной чувствительности (Sensory Perception Questionnaire, SPQ — "Опросник сенсорного восприятия") от аналогичных показателей взрослых цисгендерных людей в выборке. Основываясь на предшествующих исследованиях в этой области, мы ожидали, что показатели как AQ, так и SPQ будут выше в трансгендерной части выборки, а трансгендерные идентичности будут более распространёнными и менее бинарными в этой выборке, чем в популяции в целом. ("Бинарный" в данном контексте означает идентификацию исключительно и полностью с одним из двух традиционно определённых гендеров, мужским или женским).

Методы

675 взрослых людей (52 % с приписанным женским полом) с диагнозом аутизма заполнили опросники AQ, SPQ и ответили на демографические вопросы, в том числе о возрасте, приписанном гендере и гендерной идентичности. Мы классифицировали участников как цисгендеров, бинарных трансгендеров и небинарных трансгендеров на основе их ответов на соответствующие вопросы относительно приписанного гендера и гендерной идентичности, а также изучили распределение таких идентичностей по значениям приписанного пола, межгрупповые различия в показателях AQ и SPQ с помощью ANCOVA (возраст как ковариат) и эквивалентность их корреляций внутри каждой группы (z-преобразование Фишера).

Основные критерии оценки

Основные критерии оценки таковы:

  • пропорциональное соотношение цисгендеров, бинарных трансгендеров и небинарных трансгендеров в выборке и внутри частей выборки с мужским и женским приписанным полом,
  • межгрупповые различия в показателях коэффициентов AQ и SPQ между цисгендерными и трансгендерными участниками,
  • есть ли разница в корреляции SPQ и AQ между группами.

Результаты

14,8 % участников определяли себя как трансгендеры; 22 % из тех, кому при рождении был приписан женский гендер, и 8 % из тех, кому был приписан мужской гендер, были классифицированы как трансгендеры. Среди них только 4% и 12% соответственно идентифицировались как бинарные.

Трансгендерные участники набрали значительно больше баллов, чем цисгендерные участники, по AQ в целом, и, в частности, по коэффициентам "социальные навыки", "переключение", "воображение" и "числа и схемы" (все коэффициенты, кроме "склонность к рутине"). Однако, вопреки нашему прогнозу, трансгендерные участники набрали меньше, чем цисгендерные участники, по SPQ, со значимыми различиями в коэффициентах "Зрительное восприятие" и "Слух". Хотя это были небольшие эффекты, они были единообразными и высоко значимыми (p < 0,01). Однако корреляция между AQ и SPQ была эквивалентна в обеих группах (z = 0,02, p = 0,984).

Выводы

Высокий уровень гендерно-неконформных идентичностей в нашей выборке по сравнению с общей популяцией подтверждает существующие свидетельства того, что как диагноз аутизм, так и показатели AQ имеют высокую положительную корреляцию с вероятностью гендерной неконформности, и существуют тонкие, но интересные различия между цисгендерными и трансгендерными аутичными людьми по измеренному (посредством AQ и SPQ) проявлению их состояния. Кроме того, у трансгендерных аутичных людей степень сенсорной гиперчувствительности меньше, чем у подобных им цисгендерных. Однако эти различия действуют независимо. Кроме того, доля транс-людей, идентифицирующих себя как небинарные, выглядит в этой выборке высокой. Аналогичным образом, пропорциональное соотношение трансгендеров по приписанному полу смещено в сторону тех, кому был приписан женский пол. Эти данные внушают нам скептицизм по отношению к одним предшествующим гипотезам и привлекают внимание к возможным взаимосвязям между наиболее ценными объяснительными аспектами других. Например, аутичная гиперчувствительность к стимулам может распространяться на внутренние стимулы, включая гендерную идентичность и/или соматосенсорные переживания, связанные с трансгендерными идентичностями, такие как фантомные гениталии (Ramachandran et al, 2007, 2008). Эти возможности изучаются в контексте гипотезы о пониженной роли априорных знаний и форм восприятия как причинах аутизма (Pellicano & Burr, 2012).

Авторы

  1. Reubs Walsh (Vrije Universiteit Amsterdam, Department of Clinical, Neuro- and Developmental Psychology),
  2. Sander Begeer (Vrije Universiteit Amsterdam, Department of Clinical, Neuro- and Developmental Psychology),
  3. Lydia Krabbendam (Vrije Universtiet Amsterdam, Department of Clinical, Neuro- and Developmental Psychology).

Представленный выше материал — перевод текста "Autistic gender identity differences — Resisting the social schema?"
Перевод: Ян Рухницкий.
При участии: Инны Ирискиной.

Subscribe to Comments for "Отличия гендерной идентичности аутистов — сопротивление социальной схеме?"