You are here

При аутизме людям трудно понимать нюансы в выражениях лиц

Джефф Гудал сидит в тускло освещенной комнате в лаборатории Университета Питтсбурга, США, и смотрит на экран компьютера, на котором появляются изображения человеческих лиц. "Отвращение, - говорит он. – Злость, - долгая пауза. - Нейтральное". Для человека с аутизмом Гудал весьма неплохо распознает эмоциональные выражения по фото, говорит Марк Страусс, исследователь аутизма, сообщается в статье американского издания Post Gazette.

"Когда речь идет о ярко выраженных эмоциях, он хорошо справляется, - считает доктор Страусс. – Он теряется только тогда, когда они становятся более сдержанными". Гудалу, которому сейчас 38 лет, особенно трудно распознавать небольшую злость или отвращение, обычно он считает их нейтральным выражением лица. "Если вы посмотрите на случай Джеффа, который неплохо справляется с такой задачей, но недостаточно хорошо, то вам нужно задаться вопросом: какой уровень этого навыка необходим, чтобы другие люди не считали вас странным?"

Аутизм – это нарушение развития, которое часто связано с повторяющимся поведением, задержкой речи и навязчивыми интересами. Однако многие эксперты считают, что ключевая проблема при этом расстройстве – это неспособность вступать в обычное социальное взаимодействие. Людям с аутизмом часто сложно понять, что думают или чувствуют другие люди, и им трудно интерпретировать выражения лица.

Для доктора Страусса способность интерпретировать неявные выражения лица – это ключ к успешному общению с людьми, и именно это становится барьером для всех людей с аутизмом. Гудал, у которого диагностирован синдром Аспергера (высокофункционирующая форма аутизма), признает, что у него есть подобная проблема.

Если люди широко улыбаются или испытывают сильный шок, то он с легкостью понимает, что они чувствуют, но "когда я участвую в обычном разговоре, даже если другой человек в плохом настроении, он может скрывать эту эмоцию, и люди делают это настолько успешно, что я ничего не замечаю". Чтение чужого выражения лица, по его словам, "может быть очень сложным, особенно если люди пытаются его контролировать".

Предыдущие исследования аутизма и эмоциональной экспрессии часто использовали фотографии, и люди с аутизмом смотрели на изображения до тех пор, пока у них не появлялась гипотеза о смысле этого выражения. Однако, по словам доктора Страусса, в реальной жизни выражения лица меняются очень быстро.

Чтобы воссоздать подобную ситуацию, доктор Страусс и его коллеги недавно закончили первое исследование, в котором они тестировали способность высокофункционирующих аутичных людей интерпретировать динамичные видеоклипы с человеческими лицами. Выражения на видео менялись от нейтрального до счастья, злости, удивления, страха, грусти и отвращения за треть секунды.

Людям с аутизмом и контрольной группе, состоящей из людей с типичным развитием, демонстрировались видео, которые останавливались на 25%, 50%, 75% и 100% полноценных выражений.

Почти никто не мог распознать выражение на уровне 25%. Если выражение было сформировано на 100%, то аутичные люди лишь ненамного отставали от типичных людей в правильности интерпретации. Однако, если речь шла о промежуточных значениях – 50% и 75%, то люди с аутизмом явно находились в невыгодном положении. Например, если выражение лица было сформировано на 75%, то 70% типичных людей могли определить его эмоцию, но лишь 30% аутичных людей могли сделать то же самое.

"Причина, по которой эта способность критически важна, в том, - поясняет доктор Страусс, - что на уровне 75% вы улавливаете подавляемые эмоции, которые может заметить почти каждый типичный человек, но люди с аутизмом не могут этого сделать. В этом отношении у них есть ограничения, потому что в результате, во время разговора на лицах людей отражаются эмоции, которые улавливают другие присутствующие, но не вы".

Доктор Страусс считает, что одна из причин того, почему людям с аутизмом тяжелее дается эта задача, в том, что у них не сформировалось мысленных прототипов для различных выражений: "Мы считаем, что лучше распознают выражения те люди, которые выучили прототипные выражения. Вам нужно знать все, что связано с типичным выражением злости, удивления или отвращения, и тогда вы можете сравнивать один прототип с другим".

Без этих общих схем аутичные люди пытаются анализировать каждое отдельное выражение, чтобы определить чувства других людей. Однако хотя в целом люди с аутизмом распознают выражения эмоций хуже типичных людей, их способности могут сильно варьироваться.

Это было доказано в исследовании Сьюзи Шерф из Центра неврологической основы познания Университета Карнеги Меллона. Доктор Шерф и ее команда провели магниторезонансное сканирование мозга аутичных и типичных подростков, в то время как они просматривали клипы с лицами, местами и предметами. 

Аутичные подростки имели такие же паттерны активации мозга, что и их ровесники, когда они смотрели на места и предметы, но их активность мозга была отличной, если они смотрели на лица. Были проведены тесты среди 10 подростков с аутизмом, и только у 3 из них происходила типичная активация веретенообразной извилины мозга, которая отвечает за распознавание лиц. Другие аутичные участники анализировали лица не с помощью веретенообразной извилины, а с помощью тех участков мозга, которые обычно используются для распознавания предметов.

"Мы обнаружили, что среди людей с аутизмом способность воспринимать лица варьируется больше, чем среди людей с типичным развитием", - говорит доктор Шерф.

Даже когда люди с аутизмом могут определить эмоцию, остается еще один вопрос: могут ли они понять, что чувствует другой человек? Профессор детской психиатрии, Кевин Пелфри из Йельского Университета, пытается ответить на этот вопрос. Доктор Пелфри провел исследования с магниторезонансным сканированием мозга детей с аутизмом, чтобы определить, насколько хорошо они могут судить о намерениях и мотивах других людей. Ответ? Не слишком хорошо.

В одном исследовании дети с аутизмом играли в "виртуальное бросание мяча", в то время как у них сканировался мозг. В этой игре, ребенок бросает мяч компьютерным партнерам по игре, которые неожиданно начинают бросать мяч только друг другу.

Когда виртуальные напарники по игре исключали аутичных детей, у них активизировались области мозга, которые отвечают за физическую и эмоциональную боль, так что дети с аутизмом прекрасно понимали, что их подвергли остракизму. Однако при этом у них не активизировались те области мозга, которые отвечают за попытки определить, что именно задумали другие люди.

Доктор Пелфри получил аналогичные данные, когда дети с аутизмом просматривали пугающие или отвратительные изображения. Они довольно хорошо определяли свою собственную реакцию на картинки, говорит он: "Другими словами, у них нормально работала система мозга, которая отвечает за понимание своих чувств, но если спросить их: "Что чувствуют люди на рисунке?", то эти области мозга перестают работать".

Доктор Пелфри и другие исследователи определили ключевые участки мозга, которые отвечают за понимание мотивов других людей – это верхняя височная борозда (горизонтальная борозда мозга над ушами) и стык виска и темени (пересечение височных и теменных долей мозга). Оба эти участка тесно связаны с мозжечковой миндалиной – отделом мозга, который играет ключевую роль в эмоциях.

Верхняя височная борозда, похоже, является частью более старой системы мозга, которая отвечает за "врожденное наблюдение за другими людьми, использование взгляда и позы для понимания того, что они чувствуют, что они собираются делать, а также наблюдение за тем, что их интересует". Стык виска и темени – это более аналитический отдел мозга, который делает заключения о том, что думают другие люди. По словам доктора Пелфри: "Это тот участок мозга, который говорит: «Ну, Джон знает эту информацию, а Сара знает эту информацию, и когда они соберутся вместе, у них возникнут разногласия, потому что их знание различается»".

Если же речь идет о детях с аутизмом, то, по мнению доктора Пелфри, эти области мозга никогда не развиваются нормальным образом, и одно из последствий этого – трудности с распознаванием выражения лица. Подобная эмоциональная лицевая слепота вмешивается во все процессы, которые обычно помогают детям усвоить социальные навыки.

"Мы получаем наш первый социальный опыт еще в младенчестве – когда мы плачем или расстроены, мы привлекаем этим внимание других людей, и когда мы видим, как они улыбаются, то мы реагируем на это и выглядим более мило. Именно в эти моменты начинается эмоциональная регуляция. Впоследствии мы смотрим на лица наших родителей, чтобы интерпретировать ситуацию, а еще позже наши родители словесно объясняют нам, как мы должны себя вести, и этому же нас учит общение с друзьями. Если вашему мозгу не хватает инструментов, чтобы принять участие в сложной социальной ситуации, то вы упустите многие стратегии эмоциональной регуляции", - добавляет доктор Пелфри.

Джефф Гудал прекрасно понимает, какие трудности приходится преодолевать людям с аутизмом. Для него попытки понять чувства других людей – это "непрерывный процесс, как и сама жизнь. Я считаю, что мне действительно приходится больше работать, чтобы определить эмоции, и мне приходится постоянно спрашивать себя: «Не задел ли я чьи-то чувства?»"

Представленный выше материал — перевод текста "For many with autism, reading facial expressions is a struggle".

Subscribe to Comments for "При аутизме людям трудно понимать нюансы в выражениях лиц"